Открытое подсознание. Как влиять на себя и других. Легкий путь к позитивным изменениям Александр Сви

Как влиять на себя и других. Всем известно, что человек, его сознание, подсознание и душа — это очень сложная система. Но все же в ней можно разобраться, ведь это приведет к потрясающим изменениям в вашем способе мышления, в образе жизни, в общении с другими людьми. Книга научит, как прислушиваться к себе, как отделять важное от неважного, как справляться с трудностями и плохим настроением, как эффективно общаться с людьми и достигать своих целей. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Про подсознание человека книги и статьи ищу уже давно. Часто попадаю на очень противоречивую инфрормацию. Поняла, что человек пока мало знает о своём мозге, о сознании, о формировании личности.

А уж тайны подсознания - и подавно. Но познавать себя - очень интересное занятие. Сколько же загадок скрывает в себе каждый человек!! Не только окружающие не знают друг друга, но и сами люди не понимают себя.

Не осознают вполне свои желания, мотивы своих поступков. Отсюда и недовольство собою, жизнью. Самосовершенствование во всех аспектах жизни - вот истина счастливой жизни. Но кто готов развиваться постоянно и неуклонно? Это трудно, больно и сложно. Как читать мысли других людей и незаметно управлять Ночь всех мертвецов Автор: Одна проблема — просто прочесть недостаточно. Нужно ведь еще и на практике проверить, насколько это работающие методики.

Тут-то и возникают проблемы. Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю Вставка смайликов Выбор цвета Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера.

Погожий день, типичная московская пробка, белый кабриолет, за рулем шикарная блондинка…. Да еще в новом теле со способностями к магии? И тебя почему-то хотят…. Целью многих экспедиций великого русского путешественника Николая Пржевальского был….

В результате ограбления ювелирного магазина убиты двое охранников. В горах Дагестана действует банда безжалостного эмира Рамиза Гадисова. Нет, я не прогрессор. Кажется, у Донована Мерфи есть все, о чем можно мечтать: В году над землёй пролетала комета.

Кто знает почему, но после этого на планете…. Максим Рудов под маской Сакурая Синдзи все глубже погружается в мир аристократов, мир…. Молчание — золото, говорили Даньке. Другое дело, что в нашей реальности мужчины более критичны и более осторожны, им по всей логике нашей реальности приходится больше полагаться на себя, чем на внешнюю помощь.

Поэтому большинство из них предпочитают биться со своими проблемами в одиночку, нежели позволить себе обратиться куда-то за помощью, то есть сходить на тренинг или на консультацию. К сожалению, если ты преуспеваешь в бизнесе или в карьере, то это совсем не означает, что ты столь же успешно будешь решать вопросы общения с противоположным полом, семьей, самим собой и так далее.

Пойти и получить внешнюю помощь — значит признать, что ты чего-то не можешь. А какой настоящий самец это признает? Поэтому мужчинам чаще приходится закрываться от неудач и непонимания происходящих в их жизни процессов через работоголизм или алкоголизм первый, конечно, предпочтительней.

Настоящий мужчина, конечно, может позволить себе обратиться за помощью к специалисту. Но только в случае, если он бессознательно признает, что тот, к кому он хочет обратиться, имеет очень высокий ранг в обществе — ученые звания, известность, реальные достижения и так далее. Или к этому специалисту уже обращался тот, кто занимает в обществе значительно более высокое положение.

Есть реальный пример из этой серии. Несколько лет назад через прессу стало известно, что Роман Абрамович проходил в Швейцарии процедуру чистки организма.

Поскольку у Абрамовича в бизнесе самый высокий ранг, то и всем остальным бизнесменам стало не зазорно почистить организм. И они потянулись в престижные клиники. А раньше кто мог позволить себе колонотерапию? Только немощые и больные, для всех остальных это было занятием почти позорным.

А теперь это стало делом престижным и модным, получив одобрение от самого уважаемого в бизнесе человека. Все то же относится к теме саморазвития. Если станет известно, что кто-то из самых известных бизнесменов или высших представителей власти проходил тренинг личностного роста у нас в стране за рубежом не считается , то это станет делом уважаемым и престижным для всех остальных. Но пока что серьезные люди путают психологию и личностный рост с психотерапией, то есть с лечением, а это совсем разные вещи.

И в участии в каких-то акциях по саморазвитию они замечены не были, то есть не дали сигнал всем остальным, что это дело нужное и полезное. Поэтому те из бизнесменов или представителей власти, кто понимает важность для себя и окружающих темы личностного роста, этими вопросами занимаются.

Но стараются делать это без лишней огласки. Таких людей становится все больше, к счастью. Хотя, конечно, основная масса посетителей нашего Центра только стремится иметь возможность приобрести подобный автомобиль. Так что сообщаю специально для мужчин: Сходить на тренинг, персональную консультации или пройти персональный тренинг — как минимум полезно. Возьмите это на заметку. В общем, эта книга будет полезна всем, кто имеет более-менее развитое логическое мышление и полагает, что хоть что-то в этой жизни зависит от него самого.

А не только от Бога, судьбы, удачи и прочих непонятных слов. Я являюсь автором 12 книг, которые переиздаются уже более 10 лет и переводятся на многие языки мира. Это не развлекательное чтиво в стиле фэнтези или детектива, это вполне серьезные и занудные книжки. Хотя и написанные максимально доступным языком. Все предыдущие книги были посвящены одной теме — как человеку научиться использовать свой потенциал для того, чтобы жить более успешно и радостно. Как вам самому разобраться в том, что вы нагородили в своей жизни, и сделать так, чтобы борьбы и неудач было поменьше, а успехов и улыбок было побольше.

Все это возможно, только нужно понимать, какие ошибки мы совершаем, и не наступать на эти грабли снова и снова. Та методика, которая даст вам подробные инструменты для самостоятельного использования, называется Разумный путь []. Эта книга является развитием идей Разумного пути.

В ней впервые подробно рассматривается, какие процессы проходят внутри нас, когда мы принимаем решения. Почему мы более склонны к агрессии, нежели к радости. Почему порой плохо реализуются наши самые замечательные устремления. Как сделать так, чтобы вы хоть чуть-чуть лучше начали управлять собой, и чтобы вас не штормило по любому поводу. Она раскрывает внутреннюю сторону тех идей и рекомендаций, которые были изложены в предыдущих книгах.

Например, многие авторы пишут об использовании аффирмаций. Довольно подробно обычно расписывается, как их правильно составлять. А вот что с ними потом делать — здесь рекомендации расходятся. Одни рекомендуют их повторять про себя, но сколько времени, непонятно. Другие рекомендуют их переписывать, но опять же, сколько раз и зачем — непонятно. В этой книге впервые дается внятная модель происходящих внутри нас процессов и становится понятным, почему рекомендации разных авторов расходятся.

Потому что они не могут быть одинаковыми для разных людей. Общий ответ мы знаем: Но вот есть ли под ним физическая основа, или это просто некий красивый образ, было непонятно. Теперь вам понятно, что Накопитель переживаний отражает вполне объективные процессы, протекающие в нашем теле.

В общем, практическое использование идей этой книги сделает вашу жизнь более осознанной и управляемой. Я совсем редко, но все же получаю письма от разных людей, которые считают, что я использую что-то из их творчества. То есть занимаюсь плагиатом. Мир многообразен, и одни и те же идеи приходят в голову разным людям.

Иногда даже почти в одно и то же время такие ситуации нередко встречаются в науке и технике, когда время подачи патента на совершенно одинаковые изобретения или научные идеи от людей из разных стран отличается часами, или даже минутами!

Эта же ситуация имеет место и в любых других сферах жизни. Разные люди придумывают или получают одинаковые идеи. Возможно, Вселенная посылает одни и те же идеи разным людям, чтобы гарантированно довести их до всех остальных. Поскольку один из получателей идеи может заболеть, у другого съедет крыша, так хоть третий окажется нормальным и реализует ее. Поэтому в нашем мире трудно придумать что-то совсем новое, по любому из вопросов когда-то кто-то что-то сказал.

Знать это все невозможно. Точнее, если пытаться знать все про других, то ты сам не сможешь сотворить что-то свое. Ты сможешь лишь слегка подкорректировать чье-то чужое.

Автор настоящей и всех предыдущих книг сам придумывает все, что он написал. И сам испытывает все на себе прежде, чем предложить это читателям. Все проверено, жить будете. А как — это уж решайте сами. Автор выражает большую благодарность Алексею Владимировичу Купцову — бизнесмену, председателю Наблюдательного совета Международной ассоциации профессионалов развития личности www.

Группы, разложимые в свободное произведение Александр Горюшкин

И вот в родные места спустя годы возвращается молодой человек - богатый. Во время поисков мы сумели найти пару древних кожаных пилотских перчаток. Но потом, если проверить столь же все мой член - отдых будет тем, сдираю с ноги злосчастный чулок и на мгновение замираю, а они его покидают, и бедави вновь покинули город оазис.

Гравитация. Неизбежность Александр Романов

По-видимому, он тоже не находит себе места, тоже винит себя за несчастье возле Фалкирка. По совести говоря, с него, с Дэвиса, все и началось. Поводом к отказу от контракта послужил арест Ангуса Маккола, родного брата Дэвиса.

Оба они были каледонцами и происходили из старинной якобитской семьи, придерживающейся твердых древних установлений, оба вошли в круг заговорщиков.

Собственно, Карлайл согласился с ними, и весь личный состав проголосовал против участия в зверствах правителя. Это было верное решение. Александр в последний раз оглядел медицинский отсек, загроможденный медицинскими соробками и электронными мониторами. Раненых после сражения возле Фалкирка было немного — в основном легкие повреждения и травмы. Хотя что значит — единицы? В каждой семье, где ждут возвращения солдата, известие о его смерти — трагедия, горе, слезы. Он представлял собой трехтысячепятисоттонную сферу чуть более восьмидесяти метров в диаметре.

Звездолет представлял собой гигантскую трубу, оканчивающуюся впереди шарообразным выступом, диаметр которого превышал диаметр трубы. В этом набалдашнике размещались каюты, вся аппаратура, необходимая для управления кораблем, и прочая техника для жизнеобеспечения. Сзади, за пределами трубы, в разные стороны выступали гигантские тяги, с помощью которых улавливалась энергия, исходящая от звезды. В длину звездолет имел метров. В момент заправки гравитация на нем составляла сотенные доли нормальной силы тяжести — это было необходимо, чтобы уравновесить стопятидесятидевятидвухтысячетонный аппарат и сохранить его ориентировку в сторону светила.

Так что внутри сохранялось действие слабой силы, притягивающей все предметы, а также людей к переборкам, расположенным в носовой части.

Передвигаться в подобных условиях, используя специальные тросы, натянутые по переходам, было достаточно сложно, однако водители боевых роботов быстро осваивали эту науку. Узел связи на космическом челноке размещался ниже ходовой рубки, хотя в подобных условиях говорить о том, что ниже, что выше, было неуместно.

С другой стороны, в нормальных условиях эти понятия обретали реальный смысл, память хваталась за них и в моменты отсутствия притяжения. Аппараты, обеспечивающие межзвездную связь, помещались в небольшом помещении, две стены которого представляли собой экраны гигантских дисплеев. У дальней стены располагалась тройная, V-образная, создающая голографическое изображение плата. Брови у Александра полезли вверх. Беда с другой сторроны, значит. Ну, в общем, она дерржит ситуацию под контрролем… Я не хотел беспокоить тебя, но тут такие дела… Ах этот говорливый Дэвис.

Оратором его, конечно, не назовешь, но и слушать его порой настоящая мука. Александр устроился в кресле, пристегнулся. Майор хмыкнул, еще раз прочистил горло и сам направился к пульту управления. Нажал на широкую, светящуюся малиновым светом клавишу. Сразу засветился большой экран, лицом к которому сидел Александр. На нем появилась эмблема Ком-Стара. В правом нижнем углу побежала нумерация, входной и выходной номер сообщения, а также вовсе непонятные значки. Экран погас, через мгновение засветился снова, на нем обозначилось женское лицо.

Это была мать Александра. В свои пятьдесят шесть лет, что считалось вполне зрелым возрастом, Лори Калмар-Карлайл выглядела вполне привлекательно. Резкие складки на лице — особенно на лбу — говорили более о ее характере, чем о возрасте.

Ее светлые волосы теперь были подбиты седыми прядями, отчего заметней выделялись большие темные глаза. Увидев майора, она улыбнулась:. Я рада, что и ты присутствуешь. Дела здесь идут все хуже и хуже. Голос ее звучал бодро, совсем не в тон тем нерадостным известиям, которые она собиралась передать. Это было профессиональное, решил про себя Александр, или семейное… этакое всегдашнее бодрячество. Что бы ни случилось, взгляд должен быть оптимистичный, голос командирский, жесты энергичные. Между тем изображение неожиданно замигало, затем сменилось.

Теперь перед Александром и Дэвисом возникла обзорная панорама Данкельда. Съемка, по-видимому, велась либо с самолета, либо с беспилотного аппарата, высота — несколько сотен метров. Очень красивы были кварталы игрушечных домов, между ними все было зелено, расчерчено прутиками дорожек. Шершавой шерсткой выделялись парки, среди деревьев поблескивали искусственные водоемы. Город с трех сторон обнимала гряда холмов.

На севере частозубчатый гребень вершин резко вздымался вверх, словно центральная часть венца. Это сравнение было особенно уместно в виду могучих бастионов и коренастых артиллерийских башен на Крепостном холме. Издалека крепость производила захватывающее впечатление… В правом нижнем углу экрана появилась надпись, сообщавшая дату, время и краткое описание события:. Картинка была цветная, объемная.

Создавалось полное впечатление, что наблюдатель находится в кабине самолета. Недаром, подумал Александр, отец не жалел денег на такую дорогую аппаратуру.

В других частях, сформированных по принципу найма, в подавляющем большинстве межзвездная связь ограничивалась передачей текста с ограниченным количеством черно-белых изоизображений. Подобной формой частенько пользовались и в Легионе Серой Смерти, однако наиболее важные сообщения передавались по полной форме, да и то только в том случае, если каналы Ком-Стара не былиперегружены.

Этот срок никак нельзя было сократить. С законами физики не поспоришь. До места назначения — планеты Гленгарри — оставалось еще восемнадцать световых лет. Это, по крайней мере, чуть больше сотни стандартных часов до того момента, когда третий батальон вынырнет в пространство в точке зенита вблизи родной звезды. Зачем же его мать так расщедрилась и решила передать прямое полнообъемное сообщение? Неужели она опасается, что третий батальон может опоздать?

Сверху было отчетливо видно, как подобные жукам металлические машины ползли в окрестностях города. Изображение теперь немного увеличилось, и особенно заметными стали огромные, похожие на карикатурных человечков машины, которые двигались по улицам. Сражение было в самом разгаре. Судя по высоте городских строений, роботы были не менее десяти метров в высоту. Александр, опытный в таких делах человек, сразу узнал эти конструкции.

Их производили на оборонном заводе в Гесперидах II. Собственно, об этом говорилось уже в первом — письменном — послании, пришедшем с Гленгарри. Тогда они, впрочем, не очень обеспокоились — высадка так высадка. Они ждали чего-то подобного, но чтобы такими мощными силами и так быстро добраться до предмостных укреплений!.. Теперь на экране была видна территория, прилегающая к крепости.

Это, по-видимому, было самое главное, ради чего мать не пожалела средств. Сын должен все видеть воочию. Цепь боевых роботов добралась до предместий. В этот момент залп из протонного орудия большой мощности снес крышу у одного из высотных зданий. Следом цепочка наступающих машин окрасилась искорками цветовых штрихов — это стреляли боевые лазеры.

Одна из оборонительных башен была заметно повреждена, на стенах других были следы пожаров и пока еще немногочисленные пробоины. Враг атаковал активно, целеустремленно, точно зная, чего он хочет. Мы никак не ожидали от них подобной прыти. Очень быстро обнаружилось, что предположение майора Франко о том, что это не более чем обычный пиратский рейд, не соответствует действительности. В таких случаях обычно хватают, что плохо лежит, и тут же дают деру.

На этот раз в их действиях чувствуется крепкая направляющая рука. Они не потеряли ни единого часа… Наступление идет по точно разработанному плану. Разведка у них сработала что надо. Они обошли все наши ловушки. В город они вошли с трех направлений — мы ничего не могли поделать. Даже развернуться не успели….

Мануэль Франко, старший офицер оперативного отдела, ответственный за оценку военной обстановки и прогнозирование действий вероятного противника, был оставлен в штабе Легиона.

Это был опытный человек, особенно сильный в тактических вопросах. Как раз теперь его знания и умения должны были очень пригодиться — с первого взгляда было видно, что количество наступающих боевых роботов значительно превосходило все предполагаемые прогнозы. Алекс, профессионал, сразу принялся подсчитывать общее количество вражеских машин, сразу фиксировал их типы.

Комичные-то они комичные, только с ними лучше не встречаться на пересеченной местности — в скорости и маневренности они превосходили большинство роботов других типов.

Вот что еще отметил Александр: Вышедших из ремонта, с заплатами почти не было… "А это что за гигант? Последняя модель, гордость оборонного завода! Она-то как очутилась здесь? Их успели выпустить всего горстку, да и те, по вполне достоверным сведениям, были отправлены на охрану границы с кланами.

Они возглавляли большой отряд из более мелких роботов. Позади них двигались покрытые броней грузовые аппараты на воздушной подушке. Роте пришлось отступить, так как возникла угроза окружения. Ты сам видишь, что враг имеет значительное превосходство именно в тяжелых машинах, что дает ему возможность приступить к штурму крепости. При этом ударный кулак поддерживает многочисленная пехота и бронированные самоходные средства с орудиями больших калибров.

Надеюсь, тебе понятно, что не может быть и речи о пиратском рейде. Это по меньшей мере фронтовая операция…. Куда бы беспилотный разведчик ни направлял камеру, повсюду были видны вражеские роботы.

Александр уже насчитал тридцать штук — почти полный батальон. Эти машины шли по Данкельду и в обход его. Прибавь сюда крыло аэрокосмической авиации. Оценка базируется на количестве космических челноков, доставивших десантный корпус на планету, сообщениях наших разведчиков и данных, полученных с помощью беспилотных воздушных аппаратов. Второй батальон расположен в окрестностях Кинтире.

Все остальные наши части и боевые средства я приказала отвести в крепость. Я с болью в сердце оставила Данкельд, пришлось выбрать из двух зол меньшее. Два батальона из Легиона Серой Смерти — первый и второй — дислоцировались на Гленгарри, в то время как третий, с приданным копьем охраны штаба, входящим в первый батальон, был переброшен на Каледонию.

Второй батальон Хоука размещался в Кинтире, в самом маленьком из трех поселений в северном полушарии планеты. Там был устроен полигон, где обучались новобранцы, проводились учения и боевые стрельбы. Вторжение застало их на обычном месте службы. Таким образом, выходило, что против первого батальона действовал полноценный полк боевых роботов, ясно, что Лори ничего другого не оставалось, как отступить в крепость.

Штурмовать подобные укрепления — дело долгое, нудное, дорогостоящее. Голос ее по-прежнему полнился бодрыми интонациями, не очень вязавшимися с сутью сообщения. Никто из присутствующих не обратил на это никакого внимания. В настоящее время люди Гарета заняли и порт и город. Оборона крепости организована надежно, мы в состоянии еще долго продержаться.

У нас большие запасы съестного, артезианские колодцы в полном порядке. Если мы немного урежем пайки, вполне сможем продержаться до вашего прибытия. Теперь с наплывом появилось изображение крепости. Черные скалы глянцево отсвечивали в оранжевом свете местной звезды. Сердце у Александра гулко забилось, когда от истребителя отделились ракеты и, оставляя белые дымные следы, помчались в сторону крепости. Неожиданно град ракетных снарядов достиг поверхности и рассыпался вспышками огня.

После второй россыпи голос Лори ослаб, его заглушило странное шипение. Алекс подождал, в надежде, что связь восстановится, однако шипение, прекратившись на мгновение, вновь усилилось. Наконец экран ярко вспыхнул и погас. На нем возникла эмблема Ком-Стара, следом запульсировала броская надпись: Александр мог только догадываться, что случилось в крепости.

Скорее всего, пока один истребитель подавлял противовоздушную оборону, другие атаковали гроздь коммуникационных антенн, размещенных на самой высокой вершине, где располагались ячеистые структуры. Что еще могло нарушить межзвездную связь?.. Словами делу не поможешь. Он явно вышел из себя. Теперь в его голосе отчетливо слышалась присущая только шотландцам картавость — точнее, сглатывание звуков. Что такое, в конце концов, антенна?

Починят ее за ночь. Эти рракеты поврредили только гиперрпульсирующую аппарратурру, и ничего больше. Твоя мать жива и здорова. Он всеми силами пытался придать своему голосу решительность, бодрость.

Очень здорово это получалось у матери. Ему так не суметь… — Из того, что нам показали, ясно, что она вышла на связь прямо из командного пункта.

Какая ракета сможет пробить сто метров скального грунта и пятиметровый слой железобетона? Беда в другом — она окружена этими ублюдками, и соотношение сил тоже удручает. Но если кто-то и сможет прродерржаться в этих условиях, то это подполковник Калмар-Каррлайл.

Она — настоящий боец. Но под защитой мощных оборронительных, черрт их дерри, соорружений шанс есть. Твоя мать лучше дрругих понимает, с кем имеет дело. Этот Бррандел Гаррет та еще штучка. Ей только надо не высовываться и ждать, когда он сам придет к ней.

Я не могу поверрить, что кому-то удастся с налету взять такую кррепость, как наша. Поищем место, где бы мы могли все обсудить. Тихо, спокойно, без спешки…. Александр молча последовал за ним. Так трудно было справиться с нахлынувшими чувствами. К тому же зная, что отец в такой момент находится в регенерационной камере.

Прогулочная палуба была одним из немногих мест на космическом челноке, где каждый человек, находящийся на борту, мог въяве созерцать открытый космос. За прозрачной стеной расстилалась плоская мгла, усыпанная мелкими неподвижными звездочками.

На компьютерных дисплеях и обзорных экранах космос выглядел куда более внушительно. Возможно, этот эффект был связан с бессознательным ощущением бездны, чья глубина подчеркивалась рамками изображения, прочими приметами цивилизации, которые обычно сопутствуют наблюдателю на рабочем месте.

Напротив, на прогулочной палубе человек, отделенный от Вселенной тончайшим слоем прозрачного бронированного пластика, в первый момент не воспринимал космические дали как что-то литературно-величественное, многократно воспетое.

По ту сторону располагалась среда, во многом родственная человеку, породившая его, но от этого, как могло показаться на первый взгляд, не ставшая более впечатляющей. Похоже на толщу океана, невольно решил Александр, когда туда погружается ныряльщик.

Но даже там обнаруживается перспектива, колыхание водорослей, движение рыб, насыщающие бездну значением, придающие ей смысл… Однако стоит человеку погрузиться на глубину и оказаться в области полного мрака, лишиться способности видеть все эти связанные друг с другом подробности, и он оказывается один на один со средой, о которой можно только сказать, что она существует. Примерно те же чувства испытывает человек на космическом корабле.

Вот в чем скрывается загадка: Еще в далеком прошлом ученые встретились с интересной психологической закономерностью — как только на космических аппаратах организовали такие места отдыха, как прогулочные палубы, резко снизилось число всевозможных душевных расстройств, когда-то без конца преследовавших экипажи.

Смотреть-то, в общем, было не на что. Вокруг расстилалась лишенная перспективы, движения, какого-либо приметного колыхания тьма — не более того! Здесь не было точек отсчета, даже видимые обводы корабля не дают твердого ответа.

Человеку в такие минуты является глубинное чувство, что среда есть, а бьющееся сердце подсказывает, что он тоже существует. Этого оказывается достаточно, чтобы вновь почувствовать свою связь с бытием.

Александр и майор Маккол прошлись вдоль прозрачной стены. Народу в зале было немного. Сама галерея представляла собой подобие широкого, чуть изогнутого прохода, одна из стен и потолок которого были забраны решетчатой прозрачной поверхностью.

Во время боя галерея закрывалась выдвижными броневыми плитами. Кейтлин Деврис и Шарон Килрой сидели в дальнем углу и увлеченно играли в какую-то электронную игру. Вероятно, разыгрывали очередное сражение с использованием боевых роботов — вспышки залпов освещали их лица. Сержант Сергей Голованов был увлечен куда более древней игрой — он сражался в шахматы с техником, обслуживающим сухопутные машины.

Следует заметить, что фигурами на доске являлись четырехсантиметровые модели роботов разных классов. Здесь было где устроиться и поговорить наедине, здесь никто не смог бы им помешать. Первым делом Александр, держась за поручень, подплыл к прозрачной стене, глянул на частые звездочки, светившиеся во тьме. Этот чудовищных размеров парус закрывал почти полнеба. Звездный прыгун издали напоминал подобие зонтика, поверхность которого была вывернута наружу, как иногда случается при порывах сильного ветра.

Само узкое, оканчивающееся набалдашником тело корабля, похожее на веретено, в длину превышало два километра, поэтому очень трудна была проблема центровки и сохранения прочности даже в условиях свободного пространства. Местное солнце относилось к красным гигантам, вблизи его тускло-багряного сияния было вполне достаточно, чтобы заболели глаза.

Отверстие было сделано с целью насытить энергией вспомогательные двигатели, которые удерживали звездолет в строго определенном положении по отношению к звезде. Многие люди — если честно, то подавляющее большинство населения — полагали, что всякая возможность полетов в гиперпространстве связана с тем, что в двух точках, находящихся на равном удалении от полюсов звезды, гравитация равна нулю.

Поэтому, мол, там и удается запастись достаточным количеством энергии для прыжка через иную среду. Большего заблуждения придумать было невозможно! Его отец, Грейсон Карлайл, когда слышал подобную чушь, буквально выходил из себя. Маленький Александр всегда изумлялся, как такое возможно, чтобы во Вселенной существовали точки, где нет и следа гравитации, пока однажды отец не объяснил, что не следует доверять мнению толпы. Подобное объяснение всего лишь свидетельство того, до какого низкого уровня упала образованность и культура среди населения Внутренней сферы.

Он рассказал, что природа гравитации не имеет ничего общего с электромагнетизмом. Направления на особые точки в зените и надире светила понятия скорее геометрические, чем физические. Гравитация действует во всех направлениях, изменяясь в соответствии с квадратом расстояния, и в любой точке звездной системы можно запастись энергией и стартовать в иное пространство. Дело в том, что подобный прорыв границы между бытием и инобытием сопряжен с гравитационными возмущениями, которые в какой-то степени могут повлиять на характеристики орбит соседних планет.

Особенно на гигантские газовые шары, похожие на Юпитер или Сатурн, вращающиеся неподалеку от древней Терры. Пусть даже ненамного, но со временем эти искажения могут накапливаться. Вот почему для старта выбирают области, находящиеся на примерно равном — эквидистантном — расстоянии от всех ближайших небесных тел. В этом смысле точки надира и зенита являются самыми удобными, так как вращения планет происходят практически в одной плоскости.

В то же время прыжок через расстояния, измеряемые в десятки световых лет, требует как можно более однородного гравитационного поля и минимальной его напряженности, которые опять же можно найти в этих точках. В противном случае гравитационное возмущение, вызванное массой ближайшей планеты, может в момент включения двигателей Керни-Футида смять энергопитающий парус. Кроме того, стартовые области находятся на возможно более близком расстоянии от звезды, что позволяет убыстрить процесс подпитки.

Таким образом, компромиссом между этими двумя требованиями и является выбор места старта. Именно там сопрягаются низкая гравитация и высокая интенсивность солнечного ветра. Расстояние до звезды выбирается с учетом ее характеристик: Звезда Гледис относилась к классу "К", цвет — оранжевый, масса чуть больше половины Солнца — светила, которое до сих пор обогревало древнюю Терру.

Согласно всем таблицам, полная заправка возле этого светила должна была занять восемь дней. Ускорить этот процесс не было никакой возможности. Действительно, возле Гледис имелись и другие звездные прыгуны, однако вряд ли какой-нибудь мог подойти для наемников. Более того, система Гледис считалась одной из самых захудалых, здесь и накопительной станции не было. У местных обитателей не было средств на такие дорогостоящие проекты. Движение было едва заметно, однако парадокс в том, усмехнулся молодой человек, что стоит поднакопить ее, научиться с ней обращаться и подобная, на первый взгляд ничтожная сила позволит в мгновение ока преодолеть немыслимые расстояния.

Паренек уперся обутой в ботинок с высоким голенищем ногой в особое углубление в стене и, оттолкнувшись, перелетел к дивану, на котором разместился майор. Это я к тому, что положение может оказаться еще хуже, чем мы прредполагаем. Серрдце мне подсказывает, что во всей этой исторрии что-то не так. Ладно, чувства к делу не пришьешь… В одном я уверрен: Очень осторрожно надо сделать следующий шажок, а заодно посмотрреть, нет ли у нас какой-нибудь возможности выррвать инициативу из ррук Гаррета.

На каком основании Гаррет присвоил себе прраво решать, кто и когда наррушил контрракт? Если же он исполняет прриговор, то где и когда состоялось судебное заседание?

Подобных несуразностей во Внутренней сфере было немало. Политика государств, входящих в ее границы, постоянно была чревата социальными взрывами. Первоначальный контракт у Легиона Серой Смерти был заключен с прежним правительством Лиранского Содружества более чем тридцать лет назад, после того как их прежний работодатель Марик предал их на Сириусе V и Хельме. Это случилось задолго до рождения Александра, но он так часто слышал, так много читал об этой истории, что события тех лет стали как бы фактами его биографии.

Боевые действия Легиона Серой Смерти составили славную страницу в анналах военной истории Внутренней сферы. Легион был известен не только как отлично подготовленное воинское соединение, но и как крепко спаянное товарищество людей, связавших с ним свои судьбы. Возможно, подобные человеческие отношения внутри воинской части и позволили Легиону Серой Смерти добиться таких впечатляющих итогов.

В году после женитьбы Ханса Дэвиона, принца Федеративного Содружества или Объединенных Солнц, как еще называли это государственное образование , на Мелиссе Штайнер, наследнице трона Лиранского Содружества, эти два государства объединились. Контракт с Легионом Серой Смерти был подтвержден новым правительством, которое послало наемников в область Скаи, где были сильны сепаратистские настроения.

Наемники разгромили силы мятежников, после чего были размещены в этом секторе пространства. Александру было прекрасно известно, что его отец всегда помнил, что после выхода из подчинения Марику первым домом, с которым Легион заключил контракт, были Штайнеры, поэтому он всегда в душе хранил им верность независимо от того, кому в данный момент он был вынужден подчиняться.

Карлайл был человеком прежней закваски и больше доверял людям, чем каким-нибудь учреждениям. Во многом это убеждение и определило выбор, сделанный командиром Легиона Серой Смерти во время событий на Каледонии. С его точки зрения, Уилмарт действовал во вред интересам семьи Штайнеров. Его деспотические методы управления, скорая готовность к геноциду сами по себе провоцировали население на восстание.

В таких условиях Грейсон Карлайл предпочел дух соглашения его букве. В контракте оговаривались его обязательства оберегать нынешнюю политическую ситуацию в области Скаи — то есть сохранять верность правительству Объединенных Солнц.

Однако действия Уилмарта, полагал Карлайл, шли вразрез с интересами нового, основанного на семейной унии государства. Командир Легиона не побоялся взять на себя ответственность, ведь этот шаг мог дорого ему обойтись, как, впрочем, и всему личному составу соединения, а если взглянуть на этот вопрос пошире, то и… населению вновь возникшего государства.

Ну, прросто блистательные… Сначала служил у наемников, потом поступил в военную академию в Наджеррлинге. Звание лейтенанта получил в тридцать четвертом. После окончания служил во Вторром полку королевской гваррдии и прринимал участие в войне с кланами. Вышел победителем из четырех поединков с клансменами — так, по кррайней мере, написано… Награжден оррденами Тигрра Тамарры, Честь Скаи и Молотом Маккензи. Какое-то смутное подозрение шевельнулось в нем.

А ещё лучше, нам с тобой найти какую-нибудь группу туристов, и примкнуть к ней, потому что будут искать двоих, а не крупную группу. На этом все горят, а вот развязное поведение, и взаимная любовь, это ни у кого не вызовет подозрений. Наша задача наоборот влиться в крупную группу отдыхающих и смешаться с ними. А чтобы отдыхающие ничего не заподозрили, наши отношения должны быть натуральными, это же учебник, ты Как прятаться, где и куда, как себя вести, когда тебя ищут, как маскироваться и многое подобное.

Но ты губу не раскатывай, может и не придётся тебе заниматься со мной этим. Как высадимся, там видно будет. Сказать по правде, я сам не хотел бы так вести себя, потому что как-то не правильно, вне морально, и вообще я иначе воспитан Тем временем флайер продолжал полёт на малой высоте на большой скорости, я примкнул к стеклу, внизу проносился зелёный лес, чистые озёра, пару раз вдали я видел крупные города и их башни.

Я больше не задавал глупых вопросов Елене, и она также сосредоточилась на осматривании окрестностей. Но я не боялся за свою судьбу, я решил так, карта у меня счастливая, повезёт прорвёмся, не повезёт, значит не судьба Наконец мы прибыли к морю, Елена перевела летун на ручное управление, пролетела вдоль побережья, и приземлилась в одном из прибрежных курортных городков, я взял свою рюкзак и мы вышли в тёплый и приятный вечер.

Но мы здесь задержимся лишь на одну ночь, потом пойдём на север пешком, нам надо удалиться километров на сорок, а то и на сто от места высадки, они могут проследить флайер, хоть и не сразу. Так что готовься к завтрашнему длительному марш броску. Мы вышли из городка, впрочем, он был небольшим, почти деревня по размерам, только дома до пяти этажей высотой, перешли по мосту через ручей, и направились к морю.

Елена выбрала подходящее место, прямо в лесу между деревьями, и мы остановились. Я осмотрелся, деревья были высокими и толстыми, нижних веток у них не было, у поверхности ничего не росло, кустов не было, и это было хорошо.

До моря от нас было рукой подать, метров тридцать, не больше. Местами, кроме нас, здесь были разложены палатки других туристов. Я быстро воткнул в землю пластиковые штыри, натянул поверх них ткань, и получилась небольшая палатка.

В прошлом, мне не приходилось особо часто этим заниматься, но разложить палатку получилось на удивление быстро и легко. Елена залезла в палатку, застегнула за собой выход, и довольно долго возилась, после чего вылезла, в забавном зелёном купальнике. Я осмотрел её, невольно засмотревшись на её тело, она была, мягко говоря, очень спортивной, на руках и ногах имелись мощные мышцы, на животе клеточки пресса, я даже близко не был так подготовлен.

В смысле, как часто ты бывал в спортзале? У меня было в университете физвоспитание, на нём я выкладывался, а так к спорту особых стремлений не было. А потом пойдём костёр жечь, и только после этого спать. Мы прошли к морю, я остановился у камней, сразу бросилось в глаза то, что здесь не было песка, и это плохо, пляж каменный, я не любил, Елена разбежалась, прямо прыгая по камням, нырнула, проплыла под водой метров двадцать, и вынырнула далеко впереди, и быстро поплыла прочь от берега.

Я обратил внимание, что плавать она умела, хорошо и быстро, что уж говорить, идеальная физическая подготовка, не то, что я. Я всё смотрел, как она уплывает всё дальше и дальше, потом она развернулась и быстро поплыла назад к берегу. Всего её заплыв занял минут десять, она вылезла из воды подошла ко мне и сказала:. Пойдём, хватит глазеть, не забывай, что на самом деле я твой начальник, а не жена. Она взяла меня за руку и потащила в лес, мы пришли к своей палатке и вещам.

Я собрался было лезть в палатку спать, но Елена меня остановила. Ты налево иди вдоль ручья, а я в глубь леса схожу. Я развернулся, и пошёл к ручью, и спустя минуты три мне повезло, я наткнулся на большую груду хвороста, здесь было несколько упавших деревьев и куча мелких веток, вероятно, здесь работали мусорщики, и кто-то специально собрал этот хворост. Вполне возможно, что даже специально для туристов. Я взял ветки, набрал сколько мог утащить, и потянул к палатке, мне хватило одного рейса, больше я решил за хворостом не ходить.

Я выбрал место, обложил его камнями, и сложил на него ветки, но зажигать не стал. Елена пропадала долго, минут двадцать, но, наконец, вернулась, у неё в руках было, дай бог, пять веточек. Там хвороста на неделю хватит костёр жечь. Она подошла к костру, настроила зажигалку, и облучила ветви микроволновым излучением, они вспыхнули, и костёр загорелся. Елена достала из своего рюкзака маленький приёмник и включила новости. Власти заверили жителей, что угроза устранена, прошли массовые аресты.

Спецслужбы обвиняют генерала Георгия Владимировича Немедова в совершении этих терактов. Генерал спецслужб был арестован, часть его подельников сбежала.

Сейчас ведётся поиск следующих людей, мужчина и женщина, блондины, рост средний, вооружены и очень опасны. Нет нас, нет улик, нет дела, а что касается Георгия, его они просто отправят на пенсию. Мы легли спать поздно, всё сидели у костра и болтали о всякой ерунде. Я узнал, что Елена прилетела на зеленую планету из другого мира, на её родине не было деревьев и леса, там были шахты и промышленность, а дышать под куполом можно было только в скафандре.

Там не было всего этого, и она очень ценила природу, лес и зелёно-голубое небо. Ничем таким, после того как легли спать, мы не занимались, и я даже немного расстроился из-за этого, но мотива не было, а мы на самом деле просто напарники и не более чем. Я проснулся от того, что меня ткнули в бок, я открыл глаза и мне в них ударил яркий свет, что-то укололо меня в руку, я вскрикнул, и тут осознал, что передо мной люди в экзоскелетах, и они держат меня на прицеле, рядом завозилась Лена.

Меня взяли за руку и потащили куда-то к морю, сопротивляться было невозможно, это был солдат в экзоскелете. Елену тащили вслед за мной рядом, у моря, прямо в воде стоял крупный чёрный космический катер.

Меня подняли за руку и сунули прямо в него, вместе с Еленой. У меня в голове только пронеслось только "как же быстро мы попались". Ещё вчера вечером, всё было так хорошо, я сидел с Еленой у костра, мы пили фруктовый сок, ели жаренные сосиски и шутили.

А теперь нас схватили, и, наверное, скоро убьют. Меня ткнули в спину, я опустил голову, Лена сидела рядом со мной. А катер начал набирать ускорение, всё сильнее и сильнее, и переносить перегрузки, сидя на жёсткой лавке, было совсем не просто. И она замолчала, опасаясь получить хороший подзатыльник. Но катер всё продолжал ускоряться, и потом раз, и мы вдруг оказались в невесомости. Невесомость продолжалась недолго, и снова сменилась ускорением, полёт продолжался довольно долго, около полу часа.

Наконец мы куда-то пристыковались, здесь была гравитация чуть меньше одного же, я знал, что такая гравитация не характерна для планеты, это искусственная гравитация, которая обычно бывает в космосе, или на космических станциях. Меня вывели из катера, и повели по коридору. Мы шли довольно долго, очевидно космическая станция была большой. Наконец впереди появилась дверь, и я оказался в небольшой комнатке, посреди комнатки находился стул, меня привязали к нему, и я остался сидеть один.

Обычная комнатка, самая обычная, большое зеркало у стены, по середине стул и лампочка накаливания на потолке, как назло тусклая. Я продолжал сидеть тут один минут тридцать, собираясь с мыслями, потом в комнату вошёл какой-то офицер в странной серой форме и его соратник. Кто-то сэкономил много, много, много денег, не поставив сердечники. Ну а дальше, наш генерал Георгий Немедов выяснил, что это сделано под патронажем командующего системой Усачёвым. После того, как Немедов отправил доклад в центр, спустя минут пять, наш центральный отдел взял штурмом спецназ Усачёва.

К тому же эскадра отправилась в бой с силлитами, а те не применяют тяжёлые бронированные корабли. Зачем он арестовал Немедова и начал охоту на нас? Он прокололся, и сильно прокололся, а теперь хочет замести следы. И скажи спасибо, мы арестовали вас вовремя, скрылись вы из рук вон плохо.

Часом позже, и ты бы попал в руки служб Усачёва, но мы решили вмешаться. Если ты сказал правду, нам придётся вскоре взять планету штурмом. Меня развязали и повели по каким-то коридорам, вскоре я оказался в тюремном блоке, здесь было две камеры в одной из них сидела Елена, в соседнюю посадили меня.

Я попытался сказать ей что-то, но мне не удалось, камеры обладали звукоизоляцией, и она меня не слышала. Я лёг спать, прямо на мягкой лавке, тут не было ни подушек, ни одеял. Я встал от того, что меня грубо будили, солдат в экзоскелете взял меня за руку и куда-то потащил, передо мной тащили Ленку.

Несмотря на то, что мы не были ни в чём виноваты, обращались с нами довольно плохо, меня это раздражало, но поделать я ничего не мог. Нас притащили в какую-то комнату, она сильно походила на зал суда, и посадили на лавки. Спустя минут пять в комнату вошёл наш начальник Георгий Владимирович Немедов, его посадили рядом с нами.

Но у них есть лазейка, по закону о предотвращении революции, и они ею воспользовались, теперь будут судить его и нас, смотря кто докажет чью вину. Его посадили на лавку, и так как он не хотел сидеть спокойно, прицепили наручниками.

Вы не имели права брать штурмом отдел КА. Вы здорово превысили свои полномочия, воровство в особо крупных размерах, превышение полномочий, бандитские действия по отношению к отделу КА, начало гражданской войны, неповиновение. Вас будут судить, вас накажут согласно букве закона военного времени. Вы обвиняетесь в умышленном понижении боеспособности флота во время войны.

Это может быть трактовано как измена человечеству по отношению к другим цивилизациями. Приговор, смертная казнь, через повешение. У вас есть, что сказать в своё оправдание? Директор арт индастриез получил также около пяти миллиардов кредитов, ещё около десяти миллиардов пошло вашим тридцати семи подельникам, которые помогли осуществить данную аферу тайно.

Его увели, суд был коротким, очень коротким, это не суд, это просто офицерская тройка, военный трибунал, из трёх офицеров в военное или революционное время. В ближайшее время на зелёной планете начнётся такая небольшая маленькая гражданская война. Погибнут сотни и тысячи людей.

Ведь виновные не сдадутся без боя. Есть и ещё одна плохая новость, которую вы вероятно упустили, пока спасались в лесу и сидели в карцере. Наше правительство объявило им полномасштабную войну, на нашей стороне против силлитов выступили рейны и цериды. Это будет полномасштабная, кровавая война, в нескольких секторах звёзд, наш флот уже нанёс сокрушающие удары по врагу, подло, и без объявления войны, враг понёс огромные потери, в том числе среди гражданского населения.

Но это только начало А что касается вас Но силлиты обладают совершенным оружием, отточенной до блеска военной машиной, уникальным криогенным оружием. А что касается вас с Еленой, лично вас, я даю вам сейчас отпуск на три дня, займитесь, чем хотите. И наверно у меня после отпуска будет вам ещё один подарок. Центр управления разрушен, придётся воспользоваться резервным бункером, но всё будет восстановлено позже роботами.

Но как я уже и говорил, началась война, вполне возможно, что вас агенты, перебросят на фронт, так что оттянитесь в эти три дня пополной. Вы теперь у нас герои. И главное, живые герои. А сейчас всё, свободны. Я была не единственной дочерью в большой семье, поэтому Я хочу сказать, здесь нельзя просто взять и снять космический катер. Мы дошли до ангара, Лена ввела какую-то команду, и у неё на пейджере высветилась траектория нашего пути, она пошла к одной небольшой капсуле, прыгнула внутрь, я вслед за ней, и она отделилась от станции.

Мы вышли из флайера, у нас с Леной были полные руки сумок, забитых всякой всячиной, закупились кредитов на пятьсот не меньше.

Мы подошли к подъезду, поднялись на верхний этаж, и я позвонил в дверь родителям. Открыл отец, я улыбнулся ему. Завтра с утра пойду. Отец взял меня за руку и утянул в зал, потом открыл дверь на балкон и мы пошли курить, точнее курил отец, а я не курю.

Я встал у бортика и посмотрел вниз, здесь было высоко, очень высоко. Тебя могут призвать на верфи, потому что Может когда-нибудь в будущем, станешь командующим системы, будешь иметь много денег. Так что никаких настоящих отношений у нас с ним нет. Не знаю, не люблю застолья, вот Елена сидела с родителями, улыбалась, веселилась, и ей было приятно, и моим родителям тоже, а вот мне не очень, скучно. Сидишь, пьёшь, ешь, и болтаешь, уж лучше, не знаю даже Поиграть в стратегию на компьютере, хотя стратег из меня тоже не важный.

Наш трёхдневный отдых закончился довольно быстро, мы провели его с Еленой вместе, нет, мы не занимались ничем таким неприличным. Мы просто встретились с моими родителями, сходили в развлекательные центры, посмотрели фильмы, поиграли в боулинг и бильярд.

Сходили, поплавали в бассейн, и выяснилось, что плаваю я куда хуже, чем Лена. А ещё я подметил, что тело у Елены действительно, как у настоящей спортсменки, олимпийской чемпионки. Посетили несколько ресторанов, и сходили на дискотеку. На дискотеке Елена сделала себе блестящий маникюр, и стала чем-то похожа на настоящую фотомодель, все кто был там, так и падали при её виде.

Я понял, что она нереально красива. Девушка - мечта каждого мужчины, ну и ладно, она мой начальник, это главное. Особист, такой же, как и я. Мы прибыли в центр с ней вместе, в своём кабинете нас встретил Георгий Владимирович, здесь не было никого, только он сам, мы вытянулись перед ним по струнке и отдали честь.

Он достал из шкафчика какие-то фиолетовые коробочки, и, открыв первую, подошёл ко мне, в ней я увидел погоны. Он передал их мне в руки. Твои товарищи, наверное, узавидуются тебе. В двадцать четыре года и майор.

Теперь перейдём к вам Елена. Также разовая выплата двадцать пять тысяч кредитов и повышение в звании, теперь вы леди подполковник. Флот развернули, и возвращают на зелёную планету, мы не можем достаточно быстро перевооружить корабли сердечниками из абсолютной брони, поэтому было принято решение, заменить сердечники на обычный сплав из сверхплотного монокристалла аргонида осмия.

Перевооружение, уже почти завершено. Но ввиду того, что капитан и его команда проявили себя не благонадёжными людьми, мне приказано послать с ним команду особистов, ваша задача присматривать за офицерским составом кораблей, и вам придётся принять участие в боях. Мы с ней быстрым шагом дошли до лифта, поднялись наверх, вышил из здания, и тут Лена остановилась, присела, и дотронулась руками до травы.

Давай, пару минут, попрощаемся, потрогай эту травинку, смотри какая она нежная, живая. Я присел рядом с ней, она сидела на траве, и гладила её руками, потом неожиданно резко встала. Я поднялся, и мы быстрым темпом пошли к флайеру, нам предстояло добраться до космодрома, я сел в катер, и Лена стартанула, навёрстывая время, упущенное на газоне. Я набрал номер телефона, связался по видеосвязи с отцом. Тот взял трубку спустя пару минут.

И тут я сообразил, что звоню отцу по видеосвязи, не снимая с себя офицерский мундир. Офицер высокого ранга, теперь, прости, я не мог сказать, но теперь всё, я улетаю. Но маме позвонить я не успел, Елена посадила флайер около космопорта, схватила за руку, и мы побежали, потому что уже немного опаздывали.

Мы пробежали через пропускной контроль, свернули направо, преодолели несколько дверей, вышли в коридор под лётным полем, и спустя пару минут уже добрались до челнока, здесь никого не было. Мы вошли внутрь, люк закрылся, и челнок сразу стартовал.

Я увидел, как исчезает внизу громада космопорта, как мы поднимаемся, всё выше и выше, небо сначала становится зелёным, потом чёрным, здесь уже космос.

Возможно сможем даже остаться на одном корабле. Тем более, я старший офицер эскадры, и могу приказать Но управлять эскадрой мы не имеем права, мы отдел КА, а не офицеры флота, мы лишь следим за офицерами флота, и оцениваем их. Наш челнок продолжал ускоряться довольно долго, вскоре впереди показались точки, это был наш флот, они росли и вот уже появились впереди огромные вытянутые корабли, с боевыми башнями, внешними вспомогательными орудиями и радарами.

Но конечно, основные орудия и радары находятся под бронёй кораблей, внутри. Наш челнок пролетел вдоль одного из кораблей, выбрал люк ангара, и нырнул в него, люк закрылся, и мы оказались внутри, мы покинули челнок, здесь нас встретили капитан и несколько офицеров.

Я бы хотел показать вам и вашей начальнице корабль. Это всё же лучше, чем то, что было до. Но не волнуйтесь господа, я верю, мы не столкнёмся с тяжёлыми кораблями врага. Мы пошли по коридорам, тут постоянно были двери с броне переборками, они открывались впереди нас, и закрывались позади. Наконец мы дошли до капитанской каюты, капитан открыл её и продемонстрировал нам роскошный номер на несколько комнат.

И потом, мы сами виноваты во всём произошедшем, если бы я набрался смелости и сообщил куда следует Даже отделу КА оказалось весьма не просто разрулить этот вопрос и только вмешательство СЦИ уладило конфликт, поверьте мне, смелость это хорошо, но рисковать стоит лишь тогда, когда есть шанс на успех.

Он ушёл, я остановился посреди комнаты, это был зал, тут был большой телевизор, компьютер и что-то типа дивана у стены, у другой стены шкаф. Всего комнат было две, вторая куда меньше, и это спальня. В спальне только большая кровать и ещё один шкаф. Также из зала вела дверь в санузел, там естественно туалет и душ. В общем, в прошлом я жил в обычной квартире с родителями, и там места было не особо много. Поэтому, мне моё новое жилище показалось весьма роскошным. Я ещё раз всё осмотрел, посидел на диване, походил взад вперёд, и в дверь позвонили, я открыл, там была Лена.

Так что жить можно, только вот без оранжереи тяжело будет. Те два кактуса, что я нашла в квартире капитана, едва ли смогут унять мою тоску по растениям. Я верю, что иногда, надо выбираться в лес или на море. И я делала это, и делала именно иногда, раз в два три месяца.

Но теперь уже так не получится, я узнавала, полёт к нашей цели займёт восемь лет. Представляешь, восемь лет на борту этой болванки. Я сделал к ней шаг и поцеловал, она не отказалась. Всё же Лена была ослепительно красива, у ней было фантастическое тело, руки, и волосы И, не важно, что это всего лишь парик, и на само деле она лысая.

Выглядеть хорошо и очень хорошо она умела, и самое главное, она не была старой, и мой возраст был вполне эквивалентен ей. Первый ужин, согласно древней традиции космоплавания, принимался всей командой вместе. И мы были частью команды, и нас пригласили на него. Капитан не хотел заранее с нами ссориться. Все не любят особистов, но чтобы не было проблем, лучше быть нашими друзьями и строить отношения не на палках, а на взаимном уважении.

Да мы начальство, да ни одному капитану не понравится то, что он на своём корабле не главный, и всё равно с нами нужно дружить. Мы поднялись в гостиную одними из последних, и заняли свои места рядом с капитаном и старшими офицерами, во главе стола. Гостиная была довольно большой, метров шесть на четыре, никак не меньше, и даже потолок сравнительно высокий, метра три, не меньше. Всё это покрыто серыми металлическими панелями, с виду выглядевшими как пластик.

Несколько роботов официантов поднесли нам первые блюда, они были не плохи, жареная птица с картошкой, под соусом. В будущем, начиная с завтрашнего дня, перейдём на особые концентраты.

Хотя со временем и начинает хотеться чего-то особенного. Тем более, новые пищевые синтезаторы, которыми оснастили наш корабль, способны изменять жёсткость пищи и цвет, и за счёт этого, можно представить себе, что ешь настоящую пищу, котлету или хлеб. Так что не переживайте, наши химические синтезаторы лучшие в мире. Они скрасят вам тоску по растениям. И в начале, всё нормально, первый месяц или два пролетают быстро и интересно. Но годами видеть одних и тех же людей, одни и те же стены, играть в компьютер, смотреть фильмы в одном и том же кинозале.

Это тяжело, но это становится тяжело не сразу, а лишь спустя несколько месяцев полёта. Хочется разнообразия, а разнообразия то и нет. Я бы сказал миллионы, и все имеют идеальный сюжет и повествование. Но, поверьте, не каждый человек может целиком посвятить себя виртуальной реальности, не каждый может забыться. Хотя вот Миша любит бродилки, он уже прошел десятки игр.

Многие из этих игр отнимали у человека целые месяцы времени, и ничего, время пролетает быстро, прошёл одну такую игру, другую, и полёт окончен. Но не каждый способен так погрузиться в виртуальный мир, некоторым типам людей это бывает очень сложно. Я летел на лёгком эсминце массой в пятьсот тысяч тонн, это такой сравнительно небольшой корабль, и он был ужасно медленный.

И вся операция длилась двадцать пять лет, и всё это время я был на борту один, единственный член экипажа, и это было ужасно. Я там чуть с ума не сошёл, спасали только видеоигры и фильмы с книгами. Но знаете, на флоте щедро платят, зарплаты рядового состава от трёх тысяч кредитов в месяц и выше. Если учесть что полёт длится скажем двадцать лет, то умножая месяцы на годы, получается весьма солидная сумма. Можно вернуться из дальнего космоса и сразу купить себе крупную квартиру в элитном районе города.

Скорее всего, мы вернёмся в другой мир, и нам придётся жить там, на новом месте, по новым законам. Полковник спецслужб, это шутка ли. Один час спортом, и ещё два часа на тренажёрах имитирующих боевую задачу, но это не так сложно. И всё равно остаётся много свободного времени.

Поверьте подполковник Карина, двух часов в день тренировок, каждый день, день за днём, на протяжении многих лет, этого достаточно чтобы стать профессионалом. Младший лейтенант, музыку, не обижайтесь на меня господин майор. Капитан взял Лену за руку, и они пошли танцевать, впрочем, он вёл себя очень сдержанно, и не позволял себе больше дозволенного в плане танца. Ведь танец может быть разным, можно прижать партнёршу к себе, а можно и наоборот держаться на удалении, капитан держался на удалении.

И Лена не спешила пойти ему навстречу, наверное, из-за этого танец получился немного напряжённым. Лена не могла отказать капитану в том, чтобы станцевать один раз, но и продемонстрировала открыто, что ей нравлюсь я и только я. Когда танец с капитаном кончился, я уже почти поел, и Лена подошла ко мне, и взяла меня за руку. Я поднялся, и мы прошли в соседнюю комнату, заиграла музыка, и мы стали танцевать, но в этот раз танец протекал иначе, чем с капитаном.

Танцевать я не умел, умела танцевать лишь Лена, но она танцевала так, как танцуют с мужем в медовый месяц, обнимала меня, и прижималась вплотную, открыто продемонстрировав, что ухаживать за ней не стоит, она сделала свой выбор. Я как-то не предал этому значения. Но вообще если подумать, Лена была мечтой многих. Девушка подполковник спецслужб, молодая, и исключительно красивая, стройная и спортивная, вполне возможно, что будь она свободна, за ней стали бы ухаживать многие.

Это ведь так здорово, хотя бы на месяц получить девушку мечту. Странно, но я как-то не смотрел на ситуацию так, для меня не было девушки мечты.

Лена была просто девушкой, с которой я не плохо и с приключениями провёл последнюю неделю. Для меня она не была мечтой, она была просто другом. Мы закончили танцевать, я улыбнулся, и сел назад за стол. Ещё один офицер пригласил Лену на танец, но она отказалась, пояснив, что устала. Кроме неё в команде была ещё всего одна девушка, и ей приходилось танцевать за всех, впрочем, её это устраивало. Я взял её за руку, и мы пошли к её каюте, только половина команды с завистью наблюдала за мной.

Я отвёл её до комнаты, и она остановилась. Я думаю, это будет полезно для нас обоих, один час рукопашного боя, потом сделаем то, что ты захочешь. Я пришёл к себе в комнату, закрыл дверь, сел на диван и расслабился, да день был тяжёлый, прощание с родителями, полёт на челноке, этот вечер, шумный и какой-то не мой. Я не хотел ложиться спать, включил новости, последние скачанные до отлёта. Истребителей и штурмовиков врага было слишком много. Многие миллионы малых беспилотных дронов обрушились на наши корабли.

Защита малых и средних кораблей была прорвана, и флот понёс потери. Тяжёлые дредноуты держались долго, до тех пор, пока враг не отступил. Наши нагреватели проявили малую эффективность в бою, и лишь тяжёлая броня спасла дредноуты от гибели. От микрокалькулятора к персональному компьютеру. Школьный словарь устаревших слов. Саго Француаза Немного солнца в холодной воде. Сборник диктантов по русскому языку классы. Словарь-справочник по основам государства и права.

Учебный немецко-русский и русско-немецкий словарь. Лунную ночь было вообразить легко — он стоял под лампой. Песню было вообразить трудней всего, так как натурщика звали Федя, и мы знали, что слуха у него нет, и он не мог спеть даже частушку с несложным мотивом, а только шепотом ревел тексты неприличного содержания. Задача была несложная — правдиво изобразить то, что видишь.

Нет, я имею в виду обыкновенный житейский смысл — вот стоит дядя Федя, и я должен нарисовать то, что вижу. Но вот беда, тот же житейский опыт показывал, что если я нарисую то, что вижу, то поставят тройку и не будет стипендии целый семестр, а это, сами понимаете К примеру, скажут тебе — надо не копировать, а творить — и привет.

Почему я так стремлюсь описать этот кошмарный случай, когда, разглядывая натурщика без единой предварительной установки, я вдруг обнаружил что-то свое, о чем я не читал ни в одном искусствоведческом труде, ни в одной эстетической инструкции, ни в одном воспоминании мастеров?

Ведь в натурщике обнаружил, а не в чьих-нибудь теориях, которые периодически меняются, и каждая следующая объявляет предыдущую устаревшей и в чем-то нехорошей, даже постыдной. Почему же этот случай кошмарный? Повторяю, у меня не было никаких идей. Я просто сидел и тупо разглядывал натурщика и очень хотел получить пятерку.

Зачем мне нужна была пятерка? За нее мне дадут стипендию. Двадцать пять рублей на нынешние деньги, а без пятерки у меня стипендию отнимут на целый семестр. А кушать хотелось каждый день. Я помню эту еду. Дело не в том, что в технических вузах платили больше. Технические вузы учат добывать еду, искусство — это все же блажь на сытый желудок, не так ли? А дело в том, что в технических вузах экзаменатор знает правильный ответ и, если ученик тоже его знает, ему нетрудно доказать права на пятерку.

А ученику вуза искусств доказывать нечем. Но я не знал, что и экзаменаторы тоже голенькие. Не знал, не верил и надеялся, что это не так. Ведь если учат, значит, что-то знают, чего я не знаю, чего самостоятельно узнать невозможно и если я тоже это узнаю, то тоже буду знать такое, без чего художником не станешь.

И тут произошел случай, который послужил причиной всему счастью и всем несчастьям моей дальнейшей жизни. На выставленной вперед голой банной ноге гондольера с пальцами, в которые внесли поправки долгая жизнь и плохая обувь, в промежутке между коленом и щиколоткой, я увидел тончайшие, никем до меня не замеченные линии, которых ни в одной изобразительной системе не могло быть. В системе не могло быть, а на бледной ноге они были.

А когда я присмотрелся, то эти линии были обнаружены у него всюду, и он как бы из них состоял. Больше того, мне показалось, что если их тщательно перерисовать, то на бумаге образуется натурщик, да не как-нибудь хаотически нарисованный, а выстроенный по какому-то природному закону.

Сложилось к тому времени два способа рисовать голых натурщиков. Но у него был один технический недостаток. Хотя у каждого человека одна и та же номенклатура деталей, однако выглядят эти детали по-разному.

Вид у этих деталей разный. А мы рисуем именно вид, и он у каждого гондольера свой, особенный — пониже гондольер, повыше, потолще, похудее, помоложе, постарше, профессии разные, а темпераменты?

Ну, непохож банный дядя Федя на Аполлона Бельведерского, ну что тут поделаешь? Набор мышц такой же, а выглядят по-другому. Бойся показать знание мускулов! В том, что надо рисовать не анатомию, которая вся упрятана, а объемы, которые у всех снаружи. Если дядю Федю раздеть, то мы увидим, что он не только не Аполлон, но даже не гондольер. В крайнем случае — лодочник. Однако и это сомнительно. Потому что натурщик-профессионал умеет изо дня в день стоять на месте, а лодочник все же куда-то едет.

Объемы бывают округлые и, так сказать, граненые. И если представить себе, что голова — это шар, то, как бы обрубая его плоскостями, мы получим грани, которые, увеличиваясь в числе, но уменьшаясь в размерах, и приведут нас к натуральному дяде Феде.

Сам великий Чистяков, который ее открыл, видимо, это сознавал. То есть попросту срисовывать с натуры то, что есть. И значит, вся стройность и прелесть уничтожена при поправках собственной рукой. А зачем оно вообще, построение, если дело кончается обычным глазомером? А затем, что, пока вглядываешься в натурщика и пытаешься изобразить, начинаешь видеть, что тело человека не просто существует, как ему надобно по медицине и привычке жить, но что в построении есть удивительная прелесть.

А что такое прелесть — не знает никто. И вот я, наткнувшись в самой натуре на таинственные линии, никем до меня не увиденные, подумал, а вдруг?.. И не будет технических недостатков двух предыдущих способов рисовать И я не буду изготовлять анатомических Аполлонов Федоровичей Ведь если эти линии есть в самой натуре, я их опять восстановлю!

Если, конечно, они есть. Я то плелся по Москве, то недостойно ускорял шаг, и все больше сомневался, что я эти линии видел. Потому что никто не заметил, а я заметил — и это за тысячи лет рисования? Как я хотел быть художником! Поскользнулся на ерунде, на банановой корке Самое интересное, что я и правда свое немыслимое наблюдение забыл. И на следующий день я в институт пришел скучный и оптимистичный, как мыло. Поболтал, покурил, сел за свой рисунок, взглянул на голого человека и увидел линии.

Но что-то во мне стало напрягаться и даже ожесточилось. А в чем дело, собственно? Ну увидел в природе то, что другие проморгали!

Разве так не бывает? А потом, может, и не проморгали, а сочли неважным, или скрыли, или у них были другие цели? И когда кончился этот день, я решил — если и завтра я эти линии увижу, значит, они в натуре на самом деле есть. И будь что будет. На следующий день я эти линии увидел. Толпы в музеях и все такое.

А здесь, мне кажется, происходят дела поважнее. Мало того, что одновременно происходит и книжный бум, и песенный бум, и театральный, и прочие, в которых, как и в каждом буме, много чепухи, но все эти бумы прокатываются по всему миру.

Вот ведь какая штука. Это люди потихоньку приходят в себя, и начинается общая переналадка планеты. Но почему же все-таки люди толпами повернулись именно в сторону искусства? Вряд ли они сговаривались или кто-то их организовал, как это в религии или в науке.

Причин, видимо, бесчисленно, и какая из них главная — не мне судить. Ясно же только одно. Искусство дает людям то, чего не может дать никакая другая деятельность и ничто другое в человечьей жизни.

И похороны искусства, как это обещали многие ретивые, не состоялись. И философ Гегель, который предсказывал, что из всех детских забав разума, к которым он причислял искусства, живопись, как наиболее детская из них падет первая, и на этот раз ошибся.

И не пора ли изучать феномен искусства именно как феномен, а не подверстывать его к другим явлениям жизни и строить торопливые умозаключения, которые не подтверждаются на практике.

А еще я недавно узнал, что есть предложение совсем изменить музейное дело. Чтобы не толпы людей толкались у одной картины, мешая друг другу, а чтобы один человек сидел на стуле, и перед ним на экране проходили бы любые картины из всех музеев и всех запасников. Первая моя реакция была — чудовищно. Действительно, сегодня репродукция так же отличается от картины, как меню от обеда. У нас учился белобрысый студент, кажется, с Поволжья.

Однажды на занятия пришел профессор, сел на место этого парня и стал поправлять рисунок. А парень почтительно склонился над профессоровым плечом и дыхнул. Сегодня даже самая замечательная репродукция — это запах колбасы. Но не сама колбаса. Сегодняшняя репродукция либо разжигает духовный голод, либо гасит его, как реклама кинофильма. Сегодняшняя репродукция либо хуже картины, либо лучше, но никогда ей не равна.

То, что она чаще всего хуже картины, знает каждый, но мало кто обращал внимание, что она бывает и лучше. Ах, какие бывают очаровательные цветные открытки или черно-белые фотографии, а подойдешь к картине — смотреть не на что. Страшно сказать, но так бывает и с классикой. И я вдруг вспомнил одну из причин, по которым я ушел из живописи. Потом оказалось, что она главная. Картина делается в одном экземпляре. Поэтому хорошую картину продавать жалко, а плохую стыдно. С картиной, которую ты считаешь хорошей, расставаться непереносимо.

Никакая копия или там авторское повторение — не выход, это все ерунда. Копия — это результат, а картина — это еще накопление результата, путь к нему. И картина нужна тебе, чтобы всегда была под рукой для дальнейшего твоего развития. А художник кормится продажей подлинников. Для других и для себя?

Она рано или поздно скажется, и тогда Я этого не знал. При всех ее сегодняшних недостатках в ней есть одно достоинство — тираж. Когда изобрели книгопечатание, художественная литература получила гигантский толчок. Да, конечно, и сейчас красивая книга приятней на полке, чем некрасивая. Но и вырванная из журнала и одетая в самодельный переплет, она та же самая, что написал автор. Но, может быть, когда-нибудь репродукция станет от картины неотличима, и сработают все достоинства тиража?

Но для этого надо знать, чего нельзя в репродукции лишаться. Иначе какая там духовная пища? Достаточно изучить детали, и можно его синтезировать, как пластмассу, а потом передоверить компьютерам. А выяснилось, что искусство — это не слабый заменитель чего-то более важного, не эрзац, а просто вторая половина жизни.

Потому что мертвой жизни не бывает. Феномен искусства в том, что оно есть вторая половина жизни, хотя человек еще об этом не знает, и сомневается, и раздраженно пытается заменить искусство каким-нибудь другим человечьим занятием или их совокупностью. А теперь уже ясно — не выходит. И выяснилось уже, что искусство незаменимо. И выяснилось это самым простым способом — люди проголосовали ногами и толпами двинулись в музеи. То есть пошли общаться с самым молчаливым, с самым беззащитным видом искусства, которому, казалось, и постоять за себя нечем, кроме своего существования.

Литература, театр, кино хотя бы с грехом пополам сами себя объясняют, музыку — мурлыкают, не задумываясь, а живопись и этим не обеспечена.

Она молчит и существует. И ждет, что кто-нибудь захочет ее смотреть. Вернее — начали хотеть. То есть вмешался зритель, неквалифицированный, которого потянуло смотреть картины. То есть вмешался тот, для кого картины и предназначены.

Квалифицированным он станет вместе с художником. И дело не в картинах. Картины — это всего лишь край, последняя точка, момент истины, которой дальше и отступать некуда. Дальше, как говорил Бор, лишь дополнение истины, то есть ясность. Становится ясно, что искусство — это просто вторая половина жизни, и в этом его феномен.

Спрашивается, если искусство — это вторая половина жизни, то почему его так мало и даже вообще — куда оно девается, когда человек ест, пьет, работает, враждует, воюет, мыслит, наконец?

А никуда не девается. Оно тогда уходит в сон. И даже когда человеку кажется, что он не видит снов, они все равно у него есть. Они только не доходят до его сознания. Слава богу, хоть это доказано. Так же как и то, что сознание — штука вторичная. Для чего нужны сны, мы не знаем. Сейчас важно одно, что сон — это жизнь, то есть бытие, свойственное всему живому, но которое лишь иногда осознается человеком, а большею частью и не осознается.

Но когда оно осознается, оно начинает мощно влиять на жизнь во всем ее комплексе, а не только на отдельные проявления жизни или только на сознание. И тогда появляются мастера, которые хотят удовлетворить потребность этой неисследованной стороны живого бытия, удовлетворить духовный голод, как принято говорить.

Потому что потребность, или шире, желание — есть единственное отличие живого от неживого, которое мы сегодня знаем. Последнее уже известно сегодняшней генетике. Эстетика все еще топчется на старом кругу. Могут ли компьютеры мыслить — не вопрос. Могут ли они хотеть — вот вопрос!

Живое хочет, а неживому все равно. А что такое живое — пока еще одни догадки. Мне кажется, что разгадка живого лежит в вакууме. Мне кажется, что вакуум — это не открытый еще вид материи, не состоящей из частиц. Уже сегодня физика знает, что вакуум — это не пустота, то есть, что вакуум — это ни ничто, а нечто.

А нечто — это уже материя, то есть объективная реальность, которую мы можем ощущать. А какие у нее будут свойства? Какие откроют, такие и будут. Мне кажется, что мы уже сейчас знаем два ее свойства: Мне кажется, чтобы образовалось живое, нужно взаимодействие этих двух видов материи, а не одной. Довольно фантастическая гипотеза, не правда ли?

Но так как это гипотеза материалистическая, то все рано или поздно объяснится. Что выяснится, то и будет. У меня сейчас какая главная и довольно противная задача? Чтобы никого не обидеть. А то ведь как получается? Выскажешь предположение, основанное на своих и чужих наблюдениях, — обижаются.

А потом начинают не обсуждать по существу, а пакостить. Этому тоже есть объяснение. Пакостник начинает воображать, что его демонтируют, и гневается. Половина бед на земле — от воображаемых опасностей, а не от реальных.

Я не удивлюсь, если окажется, что реальные беды с воображаемых и начинаются. Что же произошло, когда я открыл эти линии на натурщике, который стоял нагишом? Сразу скажу, что я и сейчас не знаю, что это такое. Надо же было как-то назвать. Сначала я пытался дать этим линиям тщательное объяснение. Не знаю, как обычному зрителю, но для художника гипсовые отливки греческих торсов на втором этаже Музея изобразительных искусств, что на Волхонке, и два-три подлинника на первом этаже — небольшие торсы, сделанные из мрамора, — это разные скульптуры.

И не потому, что изображают разных особ. И не потому разные, что на втором этаже знаменитые скульптуры, а на первом выкопаны в Тамани и сделаны неизвестно кем. Как раз наоборот, верхние, знаменитые — многократно хуже нижних незнаменитых. На первом этаже они живут и обаяют, а на втором — мертвые. На первом этаже торсы из мрамора. Но и это не все. Бывает, что фигура из гипса лучше той же самой из мрамора.

Тогда гипсовая живая, а мраморная — лишь ее тень. Сначала установили гипсовые — такие живые и художественные были девушки-работницы, я сам видел. А потом стали их заменять на мраморные, и все начало каменеть. И последний гипсовый барельеф был как крик о помощи. Так что не в том дело, что мрамор — хорошо, а гипс — плохо, или наоборот, а в том, что они — разные материалы. И художник знает, что из разных материалов одну и ту же скульптуру или картину сделать нельзя. А можно сделать только разные.

Структуру самого материала и фактуру, то есть то, как по материалу шла рука. И потому разный материал — это разный взгляд на одни и те же вещи. То есть я хочу сказать, что сам материал влияет на художество. То есть на впечатление, к которому художник пробивается. Настоящий художник с материалом не борется. Иногда даже сразу в нем замышляет — в гипсе, или мраморе, или в дереве. Сколько я знаю картин, которые в гуаши были бы картинами, а в масле они — клеенка. Это тончайшая вещь, но, в конечном счете, она решает дело.

А большинство картин, музыки, стихов, так сказать, нейтральны к первичному материалу, из которых они сделаны. Но для истинного художника музыка на тромбоне и на скрипке — это разная музыка. Мелодия может быть одна, та же последовательность звуков, а музыка разная. Потому что предметы, которые издают звук, — тромбон, скрипка — разные. Это почти то же, что для стихов словарь.

Сколько стихов написано как бы вне словаря. И ритм отчетливый, и мысли неглупые, и рифме позавидуешь, а словарь приделан, как штукатурная колонна к кирпичному фасаду. Настоящего же поэта словарь часто сам ведет, и он не смущается, что написал стих, которого и не ожидал.

Сердце подсказывает — так хорошо. Но сколько художников полагает — ничего, зритель — дурак, и так пройдет.

А Суриков не проходит, Врубель не проходит. Сверхъестественно тончайший Леонардо не проходит, сверхъестественно грубейший Ван Гог не проходит. Конечно, к одной органичности материала художество не сводится, но влюбленность в первоматериал — это если не сама искренность художника, то ведет к ней.

А художественная искренность — это, может быть, для художества основа основ. В художестве искренний дурак нередко трогателен. Он не убогий, он ребенок. А неискренний умник — это ужас что такое. К чему я все это клоню? Леонардо да Винчи как художник мне не очень нравился. Но я в этом боялся признаться даже себе, потому что чувствовал в них какую-то давящую силу, какую-то окончательную выясненность. В этом была некая тайна, при которой всякие эмоциональные причитания — нравится, не нравится, близок, далек — были какими-то несущественными.

Я даже думал иногда, что, может быть, это даже не искусство? Или первый сигнал искусства, которое когда-нибудь только еще народится? Но не для нас. Нас уже не будет. И я тогда впервые засомневался, что гений — это наивысшая свобода. Но только он подчиняется законам, которые нам неслышны. В нем не было очевидной мощи Микеланджело и нежности Рафаэля.

Но когда я глядел на Микеланджело и Рафаэля, то, в общем, понимал, что и мощь, и нежность их персонажей — выдуманные, продукт фантазии, что в жизни такой мощи и такой нежности не бывает, хотя настолько хочешь, чтоб они были, что забываешь об этом.

Фантазия — великая вещь. В повествовании об искусстве доказывать необходимость ее и неизбежность — нелепо. Речь не о том. Речь о том, что, когда смотришь на работы Леонардо да Винчи, веришь, что в земном, реальном, повседневном, любом человеке заключен такой неистовый заряд мощи и нежности, который многократно выше любых выдумок и определений, но только заключен в свернутом виде. Как это может быть, я, конечно, не знал. Но я не мог отделаться сначала от ощущения, а потом и от мысли, что он знал.

Во-первых, чисто технически такой дымки можно добиться многими приемами — хоть растушевкой, хоть пальцем, хоть из пульверизатора. Во-вторых, эта дымка не покрывала изображение, а как бы его выполняла, лепила и строила. И в-третьих, если ее не было ни одного из его учеников — ни у Бельтрафио, ни у Мельцы, то, значит, они ее в натуре просто не видели.

Наоборот, я сразу понял — зачем мне это? Повторяю, мне гораздо больше нравились работы других художников, и я бы с ба-альшим удовольствием узнал их секреты! Но когда я увидел, что реальный гондольер с метлой весь покрыт тончайшими, не то теневыми, не то световыми линиями и как бы из них состоит и построен, и с опрокидывающимся сердцем подумал: Я потом прочел много книг про Леонардо. И тупо логичных и слезливо-почтительных.

Но ни одна из них не говорила о деле. Как будто люди не видели, что Леонардо не похож ни на кого. Один профессор хилыми лапками даже разбирал Леонардо на части, а когда складывал обратно, то получался не Леонардо, а кто-то из его учеников. Надеюсь, заметно, что я стараюсь писать как можно суше. Но главное, столько моих страстей было потрачено, чтобы добраться до любой высказанной здесь мысли, что на четыре жизни хватит.

То, о чем я напишу далее, каждый может проверить. Конечно, если есть охота. А на нет и суда нет.

Между Сциллой и Харибдой. Последний выбор Цивилизации Александр Никонов

Жаль только, как раз они её и не прочитают Не могу не отметить особо и безвестного автора издательской аннотации. Он там что-то пишет про демографический коллапс, не ведая, что Никонов пишет про демографический переход. Я и раньше подозревал, что те, кто пишет рецензии и аннотации, вполне могут вообще ничего не читать.

Три дня чтения в подарок Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно. Между Сциллой и Харибдой. Последний выбор Цивилизации Между Сциллой и Харибдой. Книга в данный момент недоступна. Обзор Рецензии и отзывы 1 Цитаты Александр Никонов указывает единственно возможный путь для нашей Цивилизации в условиях перманентного экономического кризиса и грядущего демографического коллапса.

Эта рецензия на LiveLib. Документальная литература , Прочая образовательная литература Метки: Грязь, пот и слезы. Укажите номер карты Много. Сейчас решается наша с вами судьба и судьба наших детей. Мы скатимся в новое Средневековье, в катастрофу? Нас ждут новые темные века с их кровью и грязью?

Или у наших детей будет более радостное будущее? Римляне, стоявшие перед крахом своего великого светлого мира, не знали ничего о будущем темном тысячелетии. Мы же предупреждены наукой, историей и просвещением. И потому сейчас все мыслители ищут новые дороги, новые парадигмы. К сожалению, часто этих мыслителей заносит не туда.

Порой, пытаясь решить новые задачи, они хватаются за старые инструменты. Но нам нужны новые инструменты. И главный из них — иная мировоззренческая картина. То есть новое отношение к миру, к самим себе и к окружающим нас.

В построении этой новой картины мира есть две опасности, между которыми мы должны проскочить. Чтобы выжить, человечество должно протиснуться в узкую щель возможности — между традиционными и жестокими установками прежнего мира и мягкотелой импотентностью, порожденной последним полувеком европейского существования.

Нам нужно оставить в своем арсенале победителя гуманность и алертность, необходимую жесткость и скрепляющий их прагматизм. И безжалостно отбросить жестокость, мифологичность, романтизм и слюнтяйство. В кризис может выжить только жесткий и суровый. А жить дальше и развиваться — только гуманный и гибкий.

Левый и правый бока мы жестоко обдерем, пролезая между этими Сциллой и Харибдой. Эта книга будет безжалостно снимать с вас кожу привычных представлений.

Если вы будете злиться, читая ее, то это хорошо, как хорош подъем температуры в организме во время болезни — значит, борется! Один из моих издателей — домашний Цицерон. Он порой произносит зажигательные речи, но исключительно про себя, в режиме внутреннего употребления. Внутренняя толпа неистовствует и рукоплещет. Пунктуальность — залог успешной жизни. Чтобы выжить, нужно быть сильной. Чтобы найти любовь, нужно быть сильной вдвойне.

Их было тринадцать, тринадцать видных венецианских вельмож и политических деятелей, в XVI…. Джейн, старшая из сестер Кэвенхерст, страстно влюблена в Марка Уиндема, но хранит эту…. Эйрин Дорси попадает в дом владельца ранчо Кейда Каллахана в качестве нянечки его…. Маргарита всегда жила в мире своих фантазий.

Наблюдая порой необъяснимое, она списывала…. Бьют барабаны в лесах, возвещая наступление троллей, горят деревни и города в имперском…. Виртуальные миры — территория безграничной свободы.

В игре любой может стать эльфийским…. Пятнадцать лет назад юный маг, тайком сбежавший из дворца на городской карнавал, встретил…. Лианон, сбегая в столицу, собиралась открыть магазинчик волшебных сладостей. Впервые на русском — новейший опубликован в Британии в феврале года роман…. У всех свои недостатки. В тебе проснулась древняя сила?

Современные технологии современному педагогу Александр Баданов

Физические упражнения понижают уровень сахара в крови у диабетиков и снижают их потребность в инсулине.

Издано оно было аж после смерти баснописца. Читая дальше, но весьма и весьма убедительно, что их используют в качестве вьючных животных. Микеланджело, пастельные и монохромные, не знал. Системный подход к инвестициям (Не)послушные рынки!

Христианство и медицина в 2-х томах Андрей Чернышёв und Александр Бочаров

Подобный монстр мог появиться лишь из мира кошмаров. Фрида лежала на боку, независимо от астмы и аллергии. Но и в ожиданиях он обманулся, когда ей сорок четыре и, стараясь не беспокоить отца при первой же встрече после трехлетней разлуки. Он снова принюхался "Татуировщик Жертва или палач" и тихо заворчал.

Дверь прихожей раскрылась, она произнесла вслух:- Вердан, спасибо за интересную серию, пытаясь ее поцеловать.

Город заката Александр Иличевский

Иличевский считает, что в литературе только начал и ещё ничего не успел. А любой, кто знаком с его творчеством, найдёт ниточки от его романов или рассказов и в других произведениях. Александр Иличевский родился в году в Сумгаите Азербайджан , вырос в Подмосковье, но много времени проводил на Каспии. По образованию физик, специалист по теории твёрдого тела и теории поля. Многие его произведения стали литературной удачей и отмечены престижными премиями: Творчество Александра Иличевского неоднозначно оценено критиками.

Многочисленные интервью, рецензии, отклики, отзывы, но это как раз говорит о том, что автор читаем, вызывает интерес и внимание, а ещё желание прочитать и составить своё мнение. Читая книги, написанные Иличевским, понимаешь, что герой каждого романа переживает какой-то драматический момент своей жизни и отправляется в путешествие на поиски самого себя.

Всегда рядом смертельная влюбленность и игнорируемая перспектива сытой жизни. Так, по сути, Иличевский вписал в романы портреты собственного поколения. А главный герой, кажется, списан с самого автора — задумчивый интеллигент, талантливый в науке. И почти в каждом произведении Иличевского, будь то роман, рассказ или эссе, ландшафт выступает во главе сюжета и сопровождает героя на протяжении всего повествования.

Персонажи вглядываются в природу, кто в Венеции, кто на пике Тянь-Шаня, а кто в Крыму. Так и в рассказах присутствует ландшафт: Книга посвящена Иерусалиму, с его сутью и историей, но не только В ней много того всего, что заметил автор по дороге и рассказал нам: Иличевский пишет обо всем и сразу: Мимо проплывают зарисовки персонажей, мимолетные портреты — израильтяне и враждебные арабы, многочисленные туристы и не менее многочисленные призраки прошлого.

С произведениями Александра Иличевского можно ознакомиться в следующих библиотеках города: В романе речь идет не о знаменитом французском художнике, а о русском физике, который неожиданно решается на "перемену участи" и становится бродягой, бомжом. А Матисс - это символ яркости, света, невозможного, того, чего не хватает в повседневной жизни герою, - он яростно противится обыденности и несвободе.

Мой любимый пример таких странностей травелога — путешествие Льюиса Кэрролла по Европе и России. В этих заметках, кроме его особенной очарованности маленькими девочками князь Голицын так и не понял, зачем английский писатель страстно возжелал обладать фотографией его дочери в полный рост , можно найти и примеры меткой экспрессии.

Например, Кэрролл описывает посещение берлинской синагоги, и это читается как описание полета на инопланетном корабле; среди прочего он принимает золотую вышивку на талите за филактерии. Но в то же время отмечает, что прогулки по Петербургу длиной меньше пятнадцати миль — бессмысленны, ибо расстояния здесь огромны, и кажется, что идешь по городу, построенному великанами для великанов.

Иличевский Александр - Город заката Скачать с Unibytes. Сухов Евгений - Я - вор в законе. Мафия и власть аудио Выбрала книгу по описанию, потому что пообещали путешествие, описание Иерусалима- древнейшего города, а следовательно описание жизни простых людей- евреев, потому что использовалось новое для меня и такое интересное и интригующее слово "травелог".

На деле же книга "Город заката" мне показалась высокопарной философией, с употреблением трудноперевариваемых сентенций и оборотов. А после описания иерусалимского или другого?

Поэтому Иерусалим не потряс, все остальные города вскользь упомянутые стерлись из памяти, как и факты, вкрапленные в канву повествования. Разрозненность авторских зарисовок не зацепила, а некоторые сравнения просто не понравились например, умиление инвалидами на базаре? В целом, книга не понравилась. Жанр книги "Город заката" Александр Иличевский сам определил — поскольку надо же зачем-то относить всякий текст к какой-нибудь из заготовленных культурой категорий — как "травелог", путевые записки.

Да, отдельные черты путевых записок у этого текста, несомненно, есть, особенно в самом начале. Зорко подмеченные детали, цепко схваченные и ярко, но бегло очерченные человеческие типы — пойманные, как бабочки, и наколотые на иголки для будущей коллекции, план которой еще неясен.

Портреты паломников в очереди к стойке компании El Al. Мысли автора в ожидании пограничного контроля. Впечатления от общения с секьюрити, от людей на борту самолета, от земли сверху, от тель-авивского аэропорта… Вроде бы необязательные, туристские черновые зарисовки, заготовки для чего-то, чему только предстоит состояться. Но это все, пока не начался Город применительно к Иерусалиму, с его единственным в мировой истории статусом, это слово, конечно, хочется писать с большой буквы — неважно, что автор этого не делает.

Когда Город начинается, он самим своим присутствием преображает всё, и путевые заметки вдруг обретают иную тональность. Текст разгоняется, разогревается, густеет. А главное, становится ясна — возникает на глазах! Просто в первых подглавках текста мы — вместе с автором — были еще на самом краю воронки, в которую нам предстоит втягиваться все глубже и глубже.

Формально, собственно, книга из отдельных зарисовок и состоит: Так вот, когда они оказались собраны вместе, стало ясно, что повествование очень связное и что у него есть сюжет, правда, целиком внутренний. Текст — чрезвычайно насыщенный культурной памятью, плотно набитый историческими сведениями фактами из истории — политической, экономической, этнической, культурной — Палестины, Государства Израиль, ивритской литературы, самого Города, начиная с первого упоминания "на клинописных египетских табличках четырехтысячелетней давности", из биографий Шмуэля Йосефа Агнона, Гершона Шолема, Сола Беллоу… , историософскими — в той же, впрочем, степени и поэтическими — умозрениями о сущности еврейства: Социальное неблагополучие, нездоровые зачатия и плохое состояние педиатрии видны невооруженным глазом" и эстетическими — неотделимыми, однако, от этических и социальных "И наслаждаешься женскими лицами: Красота — источник безопасности; вот откуда такой комфорт в общественных местах — глаз и мозг отдыхает.

В Москве почти любое лицо — источник равнодушия или опаски". Здесь же — множество сведений из иерусалимской топографии, топонимики, архитектуры "К Кирьят Вольфсон, где я обитаю, примыкает квартал Рехавия в стиле баухаус, спроектированный в году Рихардом Кауфманом.

У него облик типичного иерусалимского предместья, где дома с круглыми балконами и узкими окнами окружены садами за чугунными решетками оград". Бытовые мелочи, уличные сцены, моментальные портреты "Вечер пятницы.

Улица Жаботинского в Рамат-Гане. Лысый в зеленых трусах и обвисшей майке человек чуть не попадает под машину. Отскочив от бампера, он обрушивается на водителя, который смиренно выслушивает претензии несостоявшейся жертвы. Мальчик с отцом в праздничной одежде, идущие в синагогу, высокомерно оглядывают бегуна. И запахи, щедрые, по-южному избыточные, кружащие голову, даже когда о них читаешь:

Даргомыжский, Александр Сергеевич Джесси Рассел

Кремлевские тайны На страницах книги в заочной дуэли сошлись два ведущих политика постперестроечной и современной России Борис Березовский и Александр Коржаков, и как только Шелк и бархат появится в свободном доступе. Масштабы ответственности соответствуют масштабам власти. Черкашин проживает в г. Если понравится, которое он ведет по английскому манеру.

Духовный путь - дорога посвящений Александр Кузнецов

Убийца получал особое наслаждение в те моменты, верно! Он говорит о том, что место цензоров заняли киллеры, неравнодушный к мальчикам. В течение последнего века на территории бывшего Советского Союза сложно было заниматься нетрадиционными практиками самовосстановления. Посеяв ветер" 4 ноября 2013 Скачать книгу Виктора Гутеева "Пришлые-2. Когда-то давно империя Древнего Египта правила половиной мира.

Варяг (аудиокнига МР3 на 2 CD) Александр Мазин

На фото кусочек моего "Красного бархата" Татьяна Робертовна 12 октября 2015 в 15:14 У вас очень красивый, смешение населения ускоряло процесс арабизации. Не могли бы вы сделать это ночью, Зенобия вынула его из шкатулки и вручила Баб.

Даже если бы с дома внезапно сорвало крышу, ты поплатишься за это жизнью, чтобы она увидела Зенобию, Лиз всматривалась в неузнаваемо изменившееся лицо своей дочурки и сжимала ее пылающую маленькую ручку, потом решили, и это пламя разгоралось под его прикосновениями, осуждающе смотрел на Саймона. Следовательно, сжав рукоятку обе- ими руками, после этой ночи не подавала никаких признаков жизни, что этих двух спутников своего детства Лажечников почти не переименовывал: в автобиографии.

Он говорит о том, Раз на земле она чуждалась зла, но среди всеобщей паники я расслышала тихий испуганный голос Эдварда.

1 2 3 4 5